Роль определений Конституционного Суда РФ

анна44

Пользователь
#1
Уважаемые коллеги, прошу разъяснить мне, будет ли являться основанием для пересмотра приговора суда, вынесенное Конституционным судом определение об отказе в рассмотрении жалобы на нарушение конституционных прав гражданина, в котором Конституционный суд фактически разъясняет, как толкуется закон, который оспаривается? То, есть, что дает определение Конституционного суда фактически из которого следует, что областной суд не верно истолковал закон и соответственно принял неправосудное решение по делу? Кто нибудь обращался в конституционный суд с жалобой? Какова роль подобных определений об отказе в принятии жалобы?
 

De Vliegende Hollander

Пользователь
#2
анна44, cчитается, что простые «отказные» определения, в отличие от «позитивных» (имеющих положительное содержание), не содержат правовых позиций и выводов, кроме как о недопустимости поступившего обращения, и поэтому не могут указывать на нарушение конституционных прав граждан, служить основанием для пересмотра судебных решений по делам заявителей и оказывать какое-либо влияние на правопонимание права и процесса. Однако такой вывод является не совсем точным.

Одним из условий допустимости обращения в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке конкретного нормоконтроля является то, что оспариваемый закон нарушает (затрагивает) конституционные права граждан (часть первая статьи 96, пункт 1 статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Поэтому если оспариваемый заявителем закон прав гражданина не нарушает и не затрагивает – такое обращение не является допустимым. Устанавливая данное условие недопустимости, Конституционный Суд вынужден мотивировать свое решение и объяснять, почему закон не нарушает прав заявителя, тем самым давая толкование оспариваемых нормативных положений.

Такое толкование приобретает значение процессуально-правовой позиции в конституционном судопроизводстве (о недопустимости обращения) и при рассмотрении аналогичных жалоб используется Судом как некий прецедент. Например, Определением от 5 марта 2009 N 469-О-О Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина М.П. Казачкова на нарушение его конституционных прав положением части первой статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, мотивируя это тем, что 25 января 2007 года уже было вынесено другое «отказное» Определение N 96-О-О по делу Г.А. Кураева, в котором содержался вывод о том, что данные законоположения прав граждан не нарушают.

Иногда такое толкование впоследствии трансформируется в материально-правовую позицию, выходящую за пределы собственно процедуры конституционно судопроизводства и имеющую значение для других правоприменительных органов, когда она закрепляется уже в позитивном определении или даже в постановлении. Например, Конституционный Суд в Определении от 1 декабря 1999 N 210-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ю.Е. Багно и определил правовую природу трехлетнего срока для впервые назначенных на должность судей как испытательного. После этого данная позиция как процессуально-правовая – устанавливающая основание для отказа в принятии обращений к рассмотрению – была неоднократно повторена в других «отказных» определениях (от 19 апреля 2000 года N 87-О, от 5 октября 2000 года N 219-О и др.), а затем получила подтверждение в Постановлении Конституционного Суда от 24 марта 2009 N 6-П. В итоге данное толкование природы трехлетнего срока официально стало обязательным для правоприменителей, и правовая позиция получила уже материально-правовое значение.