Какие меры принять к этой ненормальной?

#1
Есть одна гражданка. Страдает заболеванием - Инволюционный параноид.
Это гражданка (ей лет 70) на протяжении года пишет на человека заявления, что он к ней пришел съел 10 килограмм масла, украл мясо из кастрюли на плите, сарафаны, юбки и т.д. облучает ее различными священными амулетами, отчего у нее болит голова) и т.д.
Недавно обратилась в суд с иском о взыскании с человека материального и морального ущерба.
Какие меры к ней применить, чтобы она прекратила писать подобные заявления?
Каким образом поместить ее на лечение (указанное заболевание лечится в стационаре, но как ее поместить, куда что и как написать, какова процедура)?
Описание диагноза :
Инволюционный параноид - это психоз, который характеризуется медленным развитием систематизированных бредовых идей.
В начале болезни возникают и постепенно нарастают недоверчивость, подозрительность. В случайных высказываниях и поступках родственников, соседей и т.д. больной усматривает признаки враждебности, недоброжелательного отношения к себе. Постепенно эти переживания трансформируются в интерпретативный бред, содержанию которого свойственны мелкомасштабность, конкретность. Бред имеет простое бытовое содержание, касается людей, непосредственно окружающих больного, и повседневных житейских событий, угрозы благополучию, здоровью и жизни больных, а также их близких, что дает основание называть его "бредом малого размаха" или "обыденных отношений".
Больные с этой формой психоза включают в свои бредовые переживания лишь ограниченный круг людей: либо соседей по квартире, которые будто бы враждебно относятся к ним и всячески их притесняют (наиболее часто встречающаяся тема), либо сослуживцев (во главе с начальником), которые их якобы преследуют. Следо*вательно, содержание бредовых идей связано с конкретными событиями обыденной жизни и не является чем-то необычным, фантастическим. Больные заявляют, что соседи или какие-то другие лица тайком проникают в их отсутствие в комнату, квартиру, при этом портят вещи, царапают мебель, крадут деньги, вынимают мясо из кастрюли с супом (бред ущерба), подсыпают в пищу яд (идеи отравления) и т.д. Бред может сочетаться с тревожно-подавленным настроением, но при соответствующей фабуле настроение бывает несколько приподнятое, оптимистичное. Иногда высказывания больных выглядят правдоподобными и вводят в заблуждение окружающих. Встречаются и паранойяльные ипохондрические идеи, идеи ревности, иногда возникает сексуальная тематика, в результате чего поведение больных становится неправильным и может содержать социально опасные тенденции.
В борьбе с мнимыми недоброжелателями больные стеничны, преисполнены сил и готовности бороться со своими "врагами", нередко обращаются с жалобами и заявлениями на "обидчиков" в милицию, административные органы, призывают на помощь общественность. Особенно активны они в вопросах обмена жилплощади, дабы избавиться от соседей-преследователей, нередко меняют по бредовым мотивам свою жилплощадь, но и на другом месте вскоре включают в бред новых жильцов. В таких случаях тревога, депрессия и суицидные мысли (вне упомянутых осложнений) им не свойственны, что, как считает П.Г. Сметанников (1971), по-новому освещает психопатологическую структуру бредовых форм инволюционных психозов и выявляет их очевидные отличия от депрессивных.
Прогноз инволюционного параноида мало благоприятен. Инертности и стойкости психопатологических проявлений способствуют атеросклеротические изменения сосудов головного мозга. У большинства больных бред сохраняется многие годы, а иногда и всю последующую жизнь, не обнаруживая склонности ни к прогрессированию, ни к обратному развитию. Больные сообщают в однотипных выра*жениях о своих жалобах, тревогах и бредовых опасениях. При продолжительном лечении нейролептиками возможны значительные ослабления болезненных проявлений и достаточно критическое отношение к своим прежним переживаниям, однако полного выздоровления, как правило, не отмечается. У больных обнаруживаются своеобразные изменения личности: сужение круга интересов, монотонность проявлений, повышенная тревожность и подозрительность, вместе с тем инволюционный параноид, как и инволюционная депрессия, к деменции обычно не приводит.
Распознавание. Отличительной особенностью этой болезни является позднее начало (после 50 лет). Заболевание развивается обычно у личности, склонной к подозрительности, пунктуальности, ригидности (застреваемости), которые в дальнейшем перерастают в конфликтность, враждебность, мстительность. Даже при длительном течении болезни не выявляется тенденция к усложнению бредовых расстройств, как это бывает при шизофрении, а также не наступает слабоумия, в отличие от старческих психозов. Сложности в определении болезни обычно бывают на начальных ее этапах, когда бредовые высказывания больных принимаются за обычные бытовые ссоры, конфликты. Особенно сложно бывает разобраться в ситуации в коммунальных квартирах, когда реальные факты переплетаются с вымышленными.
Лечение.
Проводится в стационаре. Применяются нейролептики (трифтазин, галоперидол) в сочетании с транквилизаторами (седуксен, феназепам). Лечение гормональными препаратами неэффективно и даже противопоказано (то же касается и инволюционной меланхолии). Перемена места жительства, рекомендуемая иногда врачами, приносит лишь временное облегчение. Больные на некоторое время успокаиваются, но затем бредовые высказывания возобновляются (либо оживает старая тематика, либо находят новых "врагов"). Прогноз при своевременно начатом лечении благоприятный.
 
#2
Каким образом поместить ее на лечение (указанное заболевание лечится в стационаре, но как ее поместить, куда что и как написать, какова процедура)?
В Вашем случае это практически невыполнимо, проще не обращать на нее внимания...