Определение Верховного Суда РФ с нарушением конституционных прав человека

#1
Здравствуйте, форумчане! Я не юрист. Не буду расшифровывать полную почти трехлетнюю хронологию нашего судебного разбирательства по земельному спору с непорядочным соседом - для ответа на наш вопрос важен итог нашего судебного разбирательства уже на уровне Верховного Суда РФ.
Наше судебное разбирательство по земельному спору прошло последовательно по двум направлениям: первое - по иску соседа о незаконном захвате нами части его земельного участка, второе - по иску жены (она владелец нашего домовладения) к региональному министерству, утвердившему с нарушениями схему расположения земельного участка соседа.
Решение суда первой инстанции по первому направлению было в нашу пользу. Но апелляционный суд счел своим долгом защитить помощника городского депутата от "злых" соседей, посягнувших на его собственность, и отменил решение районного суда. Далее мы испытали на себе почти все пороки и старого и нового гражданского судопроизводства ( "кураторство", корпоративность, решение "по звонку") - на наши кассационные жалобы по двум направлениям в Верховный Суд РФ мы получили отказы судей ВС РФ.
Это вступление,теперь о главном. Кассационную жалобу в ВС РФ по второму направлению мы подали в связи с выявлением в решении первой инстанции (по второму направлению) правовой неопределенности.
На основании определения ВС РФ от 27.02.2019 №305-ЭС18-19058 по делу № А40-177772/2014 правовая неопределенность отнесена к новому исключительному основанию для подачи заявления о восстановлении процессуального срока с целью устранения правовой неопределенности в судебных постановлениях.
Указанное дело направлено на новое рассмотрение, так как отсутствие однообразного подхода в актах судов по конкретным делам и другая позиция судов в другом деле с участием заявителя послужило основанием для возникновения у заявителя мнения о надлежащем способе защиты прав.
Но судья ВС РФ отказал в удовлетворении нашей кассационной жалобы, ссылаясь на ст.390.14 ГПК РФ, при этом полностью уклонившись от рассмотрения главного довода в кассационной жалобе - наличии правовой неопределенности в решении районного суда, хотя обязан был это сделать, увязывая ст. 390.14 ГПК РФ с определением ВС РФ от 27.02.2019.
Мы подали заявление Председателю ВС РФ о несогласии с определением судьи ВС РФ. В полученном письме за подписью Заместителя Председателя ВС РФ подтверждалась правомерность определения судьи ВС РФ, со ссылкой на ст. 390.14 ГПК РФ, но опять, как и в определении судьи ВС РФ, и словом не упоминалось о доводе, который лежал в основе нашей кассационной жалобы - наличие в решении первой судебной инстанции по второму направлению правовой неопределенности.
Итак, можно было констатировать о наличии в ВС РФ по одному и тому же вопросу (земельному спору между нами и соседом) двух взаимоисключающих определений:
1. Определение судьи ВС РФ (Е.С.Г) от 12.04.2019 г. №38-КФ19-167.
Этим определением подтверждалась преюдициальность факта незаконного захвата нами части земельного участка соседа с переносом изгороди к его бане.
2. Определение судьи ВС РФ (А.М.Р.) от 17.11.2020 г. № 38-КФ20-249-К1.
Этим определением уже не подтверждался факт незаконного захвата нами части земельного участка соседа с переносом изгороди к его бане (появились ранее неизвестные три топосъемки, опровергающие этот факт), поэтому для отказа нам задействован другой мотив, подтверждающий правомерность применения соседом "права первого" при утверждении в Министерстве схемы расположения земельного участка.
При реализации "права первого" изгородь переносится от бани.

Взаимоисключение этих определений заключается не только в противоположности направлений переноса злополучной изгороди, но и в смысловой разности.
Таким образом, судья ВС РФ (А.М.Р.), отказав нам в удовлетворении кассационной жалобы, создал состояние правовой неопределенности уже на уровне самого ВС РФ, что является беспрецедентным фактом и, очевидно, первым в практике ВС РФ.
Всем изложенным я подвожу к главному вопросу.
В ст.46 гл.2 первого раздела Конституции РФ констатируется: "Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод". В комментариях к ст. 46 КРФ разъясняется: "Гарантия судебной защиты означает, с одной стороны, право каждого подать жалобу в соответствующий суд и, с другой стороны - обязанность последнего рассмотреть эту жалобу и принять по ней законное, справедливое и обоснованное решение".
О какой справедливости правосудия в нашем деле может идти речь, если сам ВС РФ уже на своем уровне отказал нам в устранении правовой неопределенности, идя вразрез со своим же Определением от 27.02.2019 г.?
Значит имеет место нарушение ВС РФ ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей нам справедливое и обоснованное судебное решение.
Мы уже убедились в том, что любые наши доказательства о нарушении судами норм материального права, при желании, ими могут быть оспорены с применением шаблонных утверждений: неправильная трактовка статьи закона, переоценка обстоятельств, несущественное значение обстоятельств в деле и т.д.
Но в нашем случае однозначно доказано наличие в деле правовой неопределенности, ее нельзя оспорить. Правовая неопределенность должна быть устранена на основании упомянутого Определения ВС РФ от 27.02.2019 г. И единственная возможность уклониться от этого - не упоминать о ее существовании, что и было сделано в определении судьи ВС РФ (А.М.Р.) и в письме ВС РФ за подписью Заместителя Председателя ВС РФ.
Поэтому мы направили надзорную жалобу в ВС РФ. В ответе, подписанном консультантом ВС РФ, нас проинформировали, что ч. 2 ст. 391.1 ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень судебных постановлений, которые могут быть обжалованы в Президиум ВС РФ. Обжалуемое нами судебное постановление к их числу не относятся.
Но постановления судов, относящиеся к этому перечню, подлежат отмене Президиумом ВС РФ (ст.391.9 ГПК РФ), если они нарушают:
1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией;
2) единообразие в толковании и применении судами норм права.

Можно, конечно, рассчитывая на полную юридическую безграмотность заявителя, утверждать, что п.2 не имеет связи с Определением ВС РФ от 27.02.2019 г. о необходимости устранения правовой неопределенности. Но, по нашему убеждению, суть их одинакова.
Но нарушение ВС РФ ст.46 Конституции РФ, гарантирующей каждому справедливое правосудие, в нашем деле однозначно имеет место.
Таким образом, сам Президиум ВС РФ не допускает тех нарушений, которые имеют место и на нашем уровне.
Следовательно, у нас имеется законное право и основание обратиться в Конституционный Суд с просьбой реализовать нашу конституционное право на справедливое правосудие.

Просьба к опытным юристам оценить нашу позицию.

С Уважением! Владгор (логин)