Решение суда: нарушение закона - это полномочие

Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.
#1
"Дом, который разделится сам в себе, не устоит. И падение его будет великим". Новый Завет.

Первый процесс о назначении пенсии - суд отменяет решение ПФР (Протокол комиссии ПФР об отказе в назначении пенсии) и обязывает назначить гражданину пенсию со дня его обращения за ней в ПФР. То есть, суд видит факт нарушения Пенсионным фондом пенсионного законодательства.
Решение суда вступило в силу и приняло форму закона.

Второй процесс - о компенсациях за незаконный отказ ПФР в назначении пенсии. Суд отказал в компенсациях по довольно странной причине - отказав гражданину в пенсии (незаконно отказав), ПФР осуществлял свои полномочия и такие правоотношения не являются гражданскими правоотношениями.

При этом в своем решении суд констатирует, что отказ в пенсии был именно незаконным:
Из решения Мытищинского городского суда:
1) «Из материалов дела следует, что 15.12.2014 года ФИО обратилась в Управление Пенсионного фонда с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии. Однако ей было отказано в назначении льготной пенсии».
2) «Суд обязал ГУ-ГУ ПФР № 6 по г. Москве и Московской области назначить ФИО досрочно трудовую пенсию по старости с 15.12.2014 года».
Из решения Московского областного апелляционного суда:
1) «Как установлено судом и подтверждается материалами дела, ФИО 15 декабря 2014 года обратилась в пенсионный орган за назначением досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения».
2) «Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан в назначении пенсии было отказано за отсутствием требуемого стажа».
3) «С решением ФИО не согласилась и обратилась в суд».
4) «Суд обязал ответчика назначить ФИО досрочную трудовую пенсию по старости с 15 декабря 2014 года».

Далее логика суда не поддается здравому смыслу.
Суд выносит резолютивный вывод, который "разрывает все шаблоны":

Решение Мытищинского городского суда :
"Таким образом, поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства."
https://mitishy--mo.sudrf.ru/module...=64758267&delo_id=1540005&new=0&text_number=1

Из решения Московского апелляционного областного суда:
«Как следует из пункта 1 статьи 2 ГК РФ, гражданское законодательство регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Согласно пункту 3 статьи 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Таким образом, положения ГК РФ, в частности статья 15 о возмещении убытков и статья 151 о компенсации морального вреда, не могут быть применены к регулированию отношений по назначению пенсии.
Поскольку правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий, не основанных на равенстве прав и обязанностей их участников, исходя из положений статьи 2 ГК РФ, эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства."


Из Определения Верховного суда Российской Федерации об отказе в передаче жалобы на рассмотрение в судебном заседании:
«Разрешая спор, суд руководствовался законом, подлежащим применению по данному делу, учёл разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 года №30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», и, указав на то, что правоотношения сторон возникли в связи с осуществлением пенсионным органом публично-властных полномочий и эти отношения не регулируются нормами гражданского законодательства, пришёл к верному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска о компенсации потерь вследствие НЕЗАКОННОГО отказа в назначении досрочной страховой пенсии».


Из решения суда мы видим:
1) Пенсионное право граждан - это негражданское право (не регулируется ГК РФ).
Для справки... Пенсионное право (страховая и накопительная пенсии) - статья 39 Конституции глава 2-я "Права человека и гражданина" (гражданское право) и ст.970 ГК РФ "специальные виды страхования".
При этом, Российская Федерация является стороной гражданских правоотношений (ст. 2 п.1 ГК РФ). А ПФР в суде представляет Российскую Федерацию (ст.158 п. 3 БК РФ)
2) Граждане в отношениях с ПФР не имеют автономии воли и имущественной самостоятельности (это статус крепостных и рабов)
3) Незаконный отказ гражданину в назначении ему пенсии (просьба не путать с законным отказом в пенсии, когда пенсия гражданину действительно в соответствии с законом не положена) - это осуществление Пенсионным Фондом своих полномочий (обязанность Пенсионного Фонда России).

У суда возникло противоречие в оценке одного и того же события - отказа ПФР в пенсии.

В первом процессе (о назначении пенсии) суд отменил решение ПФР об отказе в пенсии и обязал ПФР назначить пенсию со дня моего обращения за ней в ПФР.
То есть, суд признает, что отказав мне в пенсии, ПФР нарушил пенсионное законодательство.

Во втором процессе (о компенсациях за отказ в назначении пенсии) суд заявляет, что НЕЗАКОННО отказав в пенсии, ПФР осуществлял свои полномочия (публично-властные).
То есть, суд считает, что отказав мне в пенсии, ПФР не нарушал пенсионное законодательство. Так как полномочие - это действия властного лица в рамках обязанностей, предусмотренных соответсвующим законом.
Но незаконный отказ в назначении пенсии не предусмотрен пенсионным законодательством. Пенсионное законодательство предусматривает исключительно законный отказ в назначении пенсии (когда по закону гражданину пенсия действительно не положена).
Нарушение закона (незаконный отказ в пенсии) не может являться осуществлением пенсионным органом своих полномочий.


Суд нарушил принцип преюдиции - произвольно изменил оценку событию (отказу в пенсии), которому дал раньше.

ГПК Статья 61.
2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, а также в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.
 
Последнее редактирование модератором:
#2
Возникло ещё одно противоречие...
Между Постановлением Пленума Верховного суда и... другим Постановлением Пленума ВС РФ.

Пункт 31 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 30 (ред. от 28.05.2019) "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии":
"31. Поскольку нарушения пенсионных прав затрагивают имущественные права граждан, требования о компенсации морального вреда исходя из положений пункта 2 статьи 1099 ГК РФ не подлежат удовлетворению, так как специального закона, допускающего в указанном случае возможность привлечения органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, к такой ответственности, не имеется."

Этот вывод Постановления Пленума ВС РФ нарушает базовые конституционные принципы - статью 52 Конституции РФ главы 2-й "Права человека и гражданина".
Гражданин - это физическое лицо, которому свойственны нравственные страдания (в отличие от юридического лица и гос.органа).
Конституция обязывает возмещать гражданину вред. Моральный вред в том числе (ГК РФ).

Пленум Верховного суда РФ отметил, что отсутствие в законе прямого указания на компенсацию морального вреда не означает, что этот вред не должен возмещаться.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда":
"4.Однако отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда."

Выходит, отказывая гражданам в компенсациях морального вреда по пенсионным искам, Пленум ВС РФ запутался в собственных Постановлениях.


В своем обращении в Конституционный суд РФ я просила рассмотреть:
1) неопределенность формулировки статьи 2 пункта 3 ГК РФ (на основании которой суд считает пенсионные отношения граждан с ПФР негражданскими правоотношениями)
2) и просила проверить конституционность пункта 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии".

Ожидаемо - КС РФ принял "позу страуса".
В формулировании пункта 3 статьи 2 ГК РФ ("или ином властном подчинении одной стороны другой") Конституционный суд не усмотрел никакой неопределенности.
А по части пункта 31 Постановления Пленума ВС РФ от 11.12.2012 N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии" Конституционный суд вообще не дал никакого ответа:
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision411913.pdf
 
Последнее редактирование:

MAGELLAN

Administrator
#3
Нет никаких противоречий -- пенсионное законодательство, находится в неразрывное связи трудовым правом (являясь его составной частью). Нормы последнего императивны, -- т. е., обязательны к исполнению. ПФР -- орган государственной власти, осуществляющий публично-властные полномочия в области социально-трудовой политики Российской Федерации. Пенсия гражданам назначается на основании федерального закона, а не на основании договорных обязательств между гражданином и ПФР!..
Сообщение МОДЕРАТОРА написал(а):
ТЕМА ЗАКРЫТА!..
 
Статус
В этой теме нельзя размещать новые ответы.