Принудительное лечение психиатрического больного

#1
Это вопрос к адвокатам Санкт-Петербурга, знакомым со спецификой подобных дел в районных судах. То есть тем, кто уже сталкивался с подобными вопросами.
Размещаю эту информацию в нескольких разделах, поскольку не могу точно квалифицировать, куда отнести.
Речь идёт о принудительном лечении признанной невменяемой женщины 1985 г.р., задержанной в июле 2011 года, обвинение по Статье 105, п.1.
При этом есть серьёзные основания полагать, что инкриминируемого деяния она не совершала, подробности изложены здесь: http://forumyuristov.ru/showthread.php?t=70643
Хотя на данный момент это не имеет значения, кассация в Верховный суд не была принята к рассмотрению, судя по ответу, доводы просто не прочитали, переписав решение предыдущих судов.
Итак. Якобы убийство совершено в июле 2011 года. В октябре экспертиза, основываясь на показаниях мошенницы, занимавшейся оказанием услуг «чёрной магии», признаёт женщину невменяемой, суд отправляет её на лечение в Казанскую больницу с интенсивным режимом. С января 2012 года она в Казани.
Постановление суд выносит в мае 2013 года, признав виновной в убийстве, но освободив от ответственности, в связи с невменяемостью. Обвиняемая в суде отсутствует, следствие и суд сочиняют удобную им версию, см. ссылку выше.
Потерпевшая сторона подаёт апелляцию в Леноблсуд, имея ввиду новую психиатрическую экспертизу, тот, рассмотрев дело, признаёт женщину непричастной к данному преступлению.
В июне 2013 года она возвращается домой, становится на учёт в ПНД, который регулярно посещает (есть справка), по собственной инициативе консультируется в НИИ Бехтерева (есть справка). И там, и там констатируют отсутствие психозов. Также есть нотариально заверенные показания её друзей (журналистки и преподавателя университета) о её адекватности. В октябре устраивается на работу.
Прокуратура подаёт протест, новая инстанция Леноблсуда вновь признаёт её виновной в ноябре 2013 года, в феврале 2014 года она самостоятельно (за свой счёт!) прибывает в КПБСТИН. Там поначалу придерживаются минимального лечения хлорпротиксеном, но потом из-за посещения её адвокатом возникает конфликт с зав.отделением, начинают колоть клопиксол, который она очень тяжело переносит.
После многочисленных жалоб родителей в различные инстанции летом 2015 года информация доходит до главврача, в дела больницы вообще не вникающего, занимающегося научной работой. Тот разбирается в деле и вообще отменяет всякое лечение кроме успокоительных перед сном.
В марте 2016 года её переводят в больницу спец.типа при НИИ Сербского, которую она сама в сравнении с КПБСТИН называет санаторием. Лечение кветиапином по минимуму.
В августе 2016 года комиссия НИИ Сербского, состоящая из профессоров этого учреждения, выносит решение о её выписке на амбулаторное лечение.
Хамовнический районный суд Москвы с этим решением не соглашается, пребывание в Москве продолжается.
В феврале 2017 года комиссия НИИ, опасаясь повторного отказа, выносит решение о переводе на лечение в больницу обычного типа по месту жительства.
Таким образом, с марта 2017 года она в ПБ №6. Здесь доза кветиапина в сравнении с НИИ Сербского увеличена в 4-5 раз, что вызывает у неё приступы нейролепсии.
В НИИ Сербского полагали, что выписка на амбулаторное лечение через полгода вполне очевидна.
Однако, практика дел в Смольнинском районном суде (она ориентируется на слова других пациентов больницы, проходящих принудительное лечение) показывает, что пациентов, проходящих принудительное лечение, держат подолгу.
Напоминаю: задержана в июле 2011 года, с сентября- в ПБ №6, тюремной больнице СИЗО на Арсенальной, с января 2012 года по март 2016 (с восьмимесячным перерывом пребывания дома) в КПБСТИН, до марта 2017 года в НИИ Сербского, сейчас в ПБ№6.
То есть пребывание в СИЗО и больницах в сумме больше пяти лет.
Комиссия больницы должна состояться в июле, решения её мы пока не знаем.
* * *
Родители заинтересованы в привлечении к этому делу адвоката, понимающего, что нужно делать в данной ситуации, чтобы перевести её на амбулаторное лечение.
Есть ли целесообразность и возможность переноса рассмотрения дела в другой районный суд, учитывая негативную практику Смольнинского суда?