Вопрос из практики по теории уголовного права

Inspektor

Пользователь
#1
Добрый день.
Столкнулся с интересной ситуацией. Мировым судьёй в отношении подсудимого был вынесен обвинительный приговор, который впоследствии был отменён вышестоящим судом по причине существенного нарушения МС норм УПК. В частности, МС было незаконно назначено проведение судебного разбирательства вместо прекращения производства по делу на основании акта об амнистии, против чего подсудимый не возражал. Однако он не признавал свою вину, что судья неправомерно приняла за отказ от применения амнистии и приступила к рассмотрению дела по существу. Вышестоящий суд, отменив приговор, прекратил производство по делу на основании акта об амнистии. То есть приговор отменён по нереабилитирующему для обвиняемого основанию. Однако бывший обвиняемый пытается добиться полной реабилитации, поскольку считает, что уголовное преследование в отношении него явилось следствием дачи заведомо ложных показаний конкретных лиц, о чём у него имеются соответствующие доказательства. При рассмотрении дела МС некоторые из этих лиц, будучи допрошенными в качестве свидетелей, также дали заведомо ложные показания. В настоящее время бывшим обвиняемым в отношении этих лиц подано ЗоП по ст. 307 УК РФ. В связи с этим встал вопрос правовой оценки ложных показаний, данных в суде. С одной стороны, лица были предупреждённы об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. С другой стороны, само судебное заседание, где были даны эти показания, было назначено и проведено МС незаконно. Соответственно все факты и выводы, установленные МС при рассмотрении дела, а также показания всех допрошенных на судебных заседаниях лиц в настоящее время не имеют юридической силы и не могут быть использованы в качестве доказательств, поскольку являются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ.
Поэтому хотелось бы выяснить: в какой мере должностное лицо, проводящее проверку по поданному ЗоП по ст. 307 УК, может опираться на показания лиц, данные ими в суде, и может ли вообще?
 

MAGELLAN

Administrator
#2
Inspektor, нет никакой "правовой коллизии", поскольку, нет ПРИГОВОРОВ (обвинительных!) по ст.ст. 306, 307 УК РФ, -- все показания и доказательства по УД и допустимы, и относимы, -- "процессуальный просчёт" МС, никоим образом, не влияет.:cowboy:
 

Inspektor

Пользователь
#3
MAGELLAN, не совсем Вас понял, можно поподробнее? Что значит «нет ПРИГОВОРОВ (обвинительных!) по ст.ст. 306, 307 УК РФ»?

все показания и доказательства по УД и допустимы, и относимы, -- "процессуальный просчёт" МС, никоим образом, не влияет.
Почему не влияет? Факт существенного нарушения МС норм УПК, выраженный в неправомерном назначении судебного разбирательства, установлен вышестоящим судом. Это и явилось основанием для отмены приговора. Соответственно все факты и обстоятельства, полученные в ходе данного разбирательства, согласно ст. 75 УПК будут являться недопустимыми, а значит не могут быть использованы в качестве доказательств по поданному в настоящее время ЗоП по ст. 307 УК (кстати, уже пришёл отказ в ВУД).
 

MAGELLAN

Administrator
#4
Inspektor, только приговоры судов по ст.ст. 306, 307 УК РФ, говорят либо об оговоре, либо о фальсификации, -- и в обоих случаях, говорят о лживых показаниях конкретных участников процесса, более ничего!..:cop:
 

Inspektor

Пользователь
#5
MAGELLAN, это всё понятно, но в первом посте я спрашивал о другом, а именно:
в какой мере должностное лицо, проводящее проверку по поданному ЗоП по ст. 307 УК, может опираться на показания лиц, данные ими в суде, и может ли вообще?
То есть речь идёт не о правдивости/лживости этих показаний, а о их допустимости и возможности дальнейшего использования в качестве доказательств против давших их лиц, поскольку, повторюсь, эти показания были получены с нарушением закона. Но это моё мнение, поэтому я и хотел удостовериться насчёт своей правоты.
 

Inspektor

Пользователь
#7
Я вам тоже ответил:
Факт существенного нарушения МС норм УПК, выраженный в неправомерном назначении судебного разбирательства, установлен вышестоящим судом. Это и явилось основанием для отмены приговора. Соответственно все факты и обстоятельства, полученные в ходе данного разбирательства, согласно ст. 75 УПК будут являться недопустимыми, а значит не могут быть использованы в качестве доказательств по поданному в настоящее время ЗоП по ст. 307 УК
При этом мой ответ куда более аргументированный, не находите?
 

Макс К.

Пользователь
#8
Поэтому хотелось бы выяснить: в какой мере должностное лицо, проводящее проверку по поданному ЗоП по ст. 307 УК, может опираться на показания лиц, данные ими в суде, и может ли вообще?
Очень спорный и дискуссионный вопрос из серии "два юриста - три мнения" ;) Не думаю, что ответом на такой вопрос может быть одно единственное и абсолютно верное утверждение.