Неоказание помощи больному

#1
Здравствуйте!
Меня зовут Наталья ,
. 14 октября 2011г моему мужу врач невропатолог ставит диагноз «Острое нарушение мозгового кровообращения по ишемическому типу в бассейне передней мозговой артерии с умеренным монопарезом в левой руке)» и направляет его на срочную госпитализацию в МБУЗ с направлением. До больницы мой муж добрался сам на собственном автомобиле (т.к. чувствовал себя нормально и мог самостоятельно управлять автомобилем) с документами на госпитализацию. В 14.30 врач, которая работала на госпитализации больных не соизволила спуститься в приемный покой, не осмотрела моего мужа, а по телефону сказала, что мест нет и велит дежурной медсестре поставить его на очередь, на госпитализацию на понедельник 17 октября. Муж, не вступая с ними в конфликт поверил их словам, что он может подождать до понедельника и уехал домой.
В этот же день 14 октября 2011 г. в 22:00 с мужем произошел инсульт с левосторонней парализацией тела, а 17 октября 2011г. в 6:15 он умирает в отделении реанимации МБУЗ.
Первоначальная статья 293 УК РФ, с которой я обратилась в следственный комитет. Целый год вели по данной статье проверку материала, а уголовное дело так и не возбудили. Далее следственный комитет передал материал в следственный отдел по статье 124 ч.2 УК РФ . По данной статье возбудили уголовное дело , назначили экспертизу в Нижнем Новгороде по результатам экспертизы стали постоянно менять статью 124 ч.2 УК РФ на статью 125 УК РФ . Я предполагаю что данная статья 125 УК РФ , не соответствует моему делу . Я решаю написать в приемную Путина. В письме я прошу оказать помощь мне в моем деле , а именно о назначении повторной экспертизы в г. Москва , так как предыдущая экспертиза проведенная в области не является бесспорным доказательством отсутствия связи и отсутствием состава преступления статьи 124 ч.2 УК РФ , т. е . носит предположительный характер . Приемная президента, отреагировали на мое письмо . И Москва затребовала в областной прокуратуре провести повторную экспертизу по моему делу в ФБГУ « Российский Центр Судебно – Медицинской экспертизы Министерства Здравоохранения Российской Федерации. » в г. Москва. Прокурор города после требований Москвы , готовит задним числом постановление об отмене статьи 125 УК РФ на статью 124 ч.2 УК РФ и назначить повторную экспертизу в ФБГУ « Российский Центр Судебно – Медицинской экспертизы Министерства Здравоохранения Российской Федерации. » Документы на экспертизу отправляют. Постановление о назначении повторной экспертизы от 16.04.13 г. Не могу сказать точно какого числа были отправлены документы на экспертизу. Как сказал следователь , что якобы 30.04.13 г. Но есть постановление от 13.05.13 о приостановлении предварительного следствия в связи с П 1 ч1 ст 208 УПК РФ . Результаты экспертизы получены в декабре 2015 г. . Главный интересующий меня ответ на вопрос в экспертизе ясно и понятно написано , что имеется причинно следственная связь между неоказанием медицинской помощи и наступлением смерти . Экспертиза проводилась в период с 26.10 .15 по 18.11.15г. Все остальное время мы стояли на очереди с апреля 2013 г.
15 декабря 2015 г Я получила постановление о возобновлении предварительного следствия и возбуждении ходатайства об установлении срока следствия . И вот что хотят сделать в следственном отделе : 15.01.16 выдать постановление о закрытие дела за сроком давности руководствуясь статьей 15 УК РФ ( изменениями от 2014 г. сроков давности , и данное преступление считают несредней тяжести ,как считали ранее, а небольшой тяжести ). Они меня об этом проинформировали, даже пригласили моего адвоката, чтобы объяснить, что они делают и почему. В правильности своих действий они почти смогли убедить моего адвоката , он с ними пока согласился. Но адвокат ищет «лазейки» для дальнейшего ведения дела. Ни адвокат, ни следственный отдел с данной статьей 124 ч» УК РФ, ранее не имели дела, не имеют практики по этой статье. Как сказать никто не знает, что будет дальше. Я столько лет добиваюсь справедливости и никак не могу оставить это дело безнаказанным, так как эта трагедия испортила нашей семье всю жизнь , тем более моему мужу было 46 лет и я считаю, он мог бы прожить долгую счастливую жизнь!
Хочу задать вам следующие вопросы:
1)Могут ли закрыть дело, за сроком давности руководствуясь статьей 15 УК РФ (изменения 2014 г.) если момент совершения преступления октябрь 2011г.?
2)В момент отправки на повторную экспертизу в г. Москва дело было возбуждено . Могу ли я потребовать отсрочки сроков давности , то есть могу ли я требовать чтобы 2.5 года пока проводилась экспертиза не считались течением срока после совершения преступления .
3)Почему меняют степень тяжести со средней тяжести на небольшой тяжести? Правомерны ли их действия?
 
#2
Наталья72, если расследование и рассмотрение судом уголовного дела происходит уже после вступления в силу нового уголовного закона, к деянию, которое было совершено до вступления его в силу, по общему правилу применяются нормы старого уголовного законодательства.
То есть, неоказание помощи больному, повлекшее смерть больного - ч. 2 ст. 124 УК РФ - преступление средней тяжести. Срок давности привлечения к уголовной ответственности - 6 лет.
 
#3
Неосторожными преступлениями против жизни и здоровья, связанными с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, являются уголовно наказуемые деяния, совершённые медицинскими работниками неумышленно: по легкомыслию и небрежности, при нарушении ими правил медицинской деятельности, представляющие угрозу для жизни и здоровья человека либо повлекшие причинение вреда здоровью или наступление смерти.

Объектом преступного посягательства в рассматриваемой группе преступлений являются охраняемые законом отношения, затрагивающие жизнь и здоровье человека, подверженные риску при ненадлежащем оказании медицинской помощи.

В тех случаях, когда недостатки медицинской деятельности, вызвавшие тяжкие последствия, напрямую связаны с несоблюдением медработником должной предусмотрительности в процессе оказания помощи больному, невыполнением требований нормативных правовых актов и иных документов, регламентирующих их профессиональную деятельность, действия медицинского работника квалифицируются как преступление.

Составы рассматриваемой группы преступлений против жизни и здоровья изложены:

— в частях 2 и 3 статьи 109 Уголовного кодекса РФ (УК РФ): причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;

— в части 2 статьи 118 УК РФ: причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;

— в части 4 статьи 122 УК РФ: заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;

— в частях 1 и 2 статьи 124 УК РФ: неоказание помощи больному.

Особенностью рассматриваемых преступлений являются:

— совершение преступления специальным субъектом — субъектом медицинской деятельности;

— совершение преступления в процессе осуществления субъектом должностных, служебных или иных профессиональных обязанностей;

— совершение преступления путем нарушения правил нормативного характера, регулирующих соответствующую сферу профессиональной деятельности.

Объективная сторона преступления проявляется в действии либо в бездействии, явившемся причиной наступления смерти человека, либо причинения тяжкого вреда здоровью.

Ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей означает действие либо бездействие, не соответствующее полностью или частично установленным правилам, предписаниям, требованиям, предъявляемым к медицинским работникам.

Субъект ненадлежащим образом исполняет свои профессиональные обязанности: нарушает установленные правила, должностные инструкции, стандарты диагностики и лечения пациентов. Действие либо бездействие субъекта, не соответствующее полностью или частично установленным правилам, предписаниям, требованиям, предъявляемым к медицинским работникам, приводит к преступным последствиям.

Ненадлежащее оказание медицинской помощи напрямую связано с характерными признаками субъекта: низкими профессиональными качествами медицинских работников, безответственностью, недобросовестностью, неисполнительностью, эгоизмом, игнорированием интересов пациента и др.

Формой вины субъекта является неосторожность в виде легкомыслия или небрежности.

С целью возможного отграничения преступных деяний, направленных на различные объекты, предусмотренные уголовным законом, необходимо рассмотреть составы некоторых преступлений со смежным составом: занятие частной медицинской практикой лицом, не имеющим лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, либо повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 1 и ч. 3 ст. 235 УК РФ); оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека (ч.2 ст.238 УК РФ); халатность (ч. 2 ст. 293 УК РФ).

Отличие последних трёх видов преступлений от неосторожных преступлений против жизни и здоровья, связанных с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, прежде всего, заключается в объекте, охраняемом от посягательства: жизнь и здоровье в ст.ст. 109, 118, 122 и 124 (глава 16 УК РФ); здоровье населения в ст.ст.235 и 238 (глава 25 УК РФ); государственная власть, интересы государственной и муниципальной службы в ст.293 (глава 30 УК РФ).

Основным объектом преступления, предусмотренного ст.235 УК РФ является здоровье населения. Дополнительными выступают отношения, регулирующие законной порядок осуществления предпринимательской деятельности, и здоровье конкретной личности; факультативный объект — жизнь. Норма ст. 235 УК РФ является специальной по отношению к норме ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). С объективной стороны состав преступления, предусмотренный ст. 235 УК РФ, сконструирован по типу материального.


По сути. Дежурный врач является должностным лицом, поскольку выполняет в государственном или муниципальном учреждении организационно-распорядительные функции — он уполномочен наделять (либо отказывать в этом) обратившегося в медицинское учреждение гражданина правом получить от этого учреждения комплекс медицинских услуг, а также возлагать на медучреждение обязанность эти услуги оказать. Учитывая это, во всех, казалось бы, случаях необоснованный отказ в госпитализации, повлекший по неосторожности смерть обратившегося за оказанием таких услуг гражданина, должен квалифицироваться как халатность.

Подобная квалификация будет верной лишь в случае, когда врач, поставив правильный диагноз, требующий заведомо для него госпитализации, идет, тем не менее, на осознаваемое им самим нарушение адресованных ему как лицу, наделенному указанными организационно-распорядительными функциями, нормативных предписаний и отказывается оставить пациента в медицинском учреждении. При этом дежурный врач понимает опасность развития заболевания для жизни пациента, легкомысленно рассчитывая на то, что помощь больному смогут оказать и врачи скорой помощи, либо, исходя из собственного опыта, неосновательно предполагает, что такие последствия вообще не наступят. Однако еще по дороге домой человек скоропостижно умирает, а экспертная комиссия приходит к однозначному выводу о том, что своевременная госпитализация и выполнение предусмотренных для этого случая стандартных медицинских процедур предотвратили бы наступление смерти. В такой ситуации действительно имеет место заведомое неисполнение должностных обязанностей дежурным врачом, когда общественно опасные последствия причинены по легкомыслию либо небрежности, а потому содеянное охватывается составом халатности.

В иных случаях отказ в госпитализации может иметь место, ввиду полной (пусть и ошибочной) уверенности дежурного врача в том, что выявленные при осмотре симптомы не являются показаниями для госпитализации. В этом случае, причиной неправильного решения врача стала его невежество (при надлежащей осмотрительности он был обязан распознать симптомы, служащие основанием для госпитализации), а не врачебная ошибка, обусловленная объективной невозможностью постановки в таких условиях правильного диагноза, что связано с типичным характером заболевания, врожденными аномалиями внутренних органов и т.п.

При таких обстоятельствах исходным, базовым, так сказать, стало не должностное, а профессиональное нарушение, при котором специалист допустил ошибку, применяя свои специальные знания. Грубость такого упущения не может превратить это нарушение из профессионального в нарушение по службе.