Принудительное лечение от алкоголизма

#1
Доброго времени суток!
У меня есть друг, который очень любит выпить. Все бы ничего, но алкоголь лег в основу его жизни. Засыпает пьяным и просыпается с одной мыслью о стакане. В пьяном состоянии все по барабану. Куда идти с кем идти, главное чтоб выпить было. Когда нет денег, а выпить хочется, в ход идет имущество из дома. Техника, ювилирка - все оказывается в ломбарде. Родители замучились уже все это выкупать неоднократно. Также в пьяном состоянии норовит притащить домой кого ни попади, не важно 10 лет он знает этого человека или вчера только познакомились. Слышал, что закона о принудительном лечении алкоголизма нет. Но можно ли как нибудь по решению суда или еще каким нибудь законным методом отправить его на принудительное лечение от алкогольной зависимости?
 

FrankNN

Пользователь
#2
Но можно ли как нибудь по решению суда или еще каким нибудь законным методом отправить его на принудительное лечение от алкогольной зависимости?
Нет. Теоретически можно признать недееспособным, но это тоже непросто. Процедура и основания для признания гражданина недееспособным закреплены в гражданском процессуальном законодательстве. Признать гражданина недееспособным может только суд.
Для признания гражданина недееспособным, суд должен установить наличие юридического и медицинского критериев в совокупности.
Медицинский – наличие психического расстройства или заболевания.
Юридический – неспособность руководить своими действиями или неспособность понимать значение своих действий .
 
#3
Плохо. В пьяном состоянии просто себя не контролирует в конце концов может так влезть по пьяни, после чего уже никто помочь не сможет. А добровольно лечится не хочет. Во первых не считает себя алкоголиком, во вторых - убежден, что кодировка травмирует ему психику ну и все в этом роде.
 

FrankNN

Пользователь
#4
NextStar, к сожалению такая беда не только у вас. Принудительное лечение алкоголизма интересует только близких больных, которые не желают лечиться, заставляют своих близких постоянно находиться в напряжении.

Анозогнозия, или отрицание болезни, является одним из симптомов алкогольной зависимости. Это происходит вследствие полной утраты критики к своему состоянию и к болезни в целом.

В УК РФ предусмотрены принудительные меры медицинского характера, в случае совершения гражданином преступления, суд может вынести решение о принудительном лечении.

В отношении лиц, не совершивших преступления, все значительно сложнее. Закон о психиатрической помощи предусматривает недобровольную госпитализацию. По этому закону, больной может быть госпитализирован в психиатрическую клинику в следующих случаях:
- опасность для себя и окружающих (например, агрессивные действия, суицидальные действия).
- нахождение пациента в беспомощном состоянии, неспособность выразить свою волю в следствии имеющегося психического заболевания.
- если оставление пациента без помощи нанесет существенный вред его здоровью.

На счет третьего пункта можно философствовать сколько угодно. Все прекрасно понимают, что любой алкоголик, без оказания помощи значительно ухудшит свое здоровье, однако, когда это ухудшение произойдет и насколько оно будет тяжелым, никто не знает. Даже если представить, что больного недобровольно госпитализировали, то для дальнейшего лечения необходимо либо его согласие, а в его отсутствии, только решение суда. Как правило, в недобровольном порядке госпитализируются в психиатрическую клинику больные с алкогольным делирием (белой горячкой). Когда психотические симптомы проходят, больной выписывается под наблюдение наркологического диспансера. Оснований лечить его без согласия - нет.

Если рассмотреть историю вопроса, то принудительное лечение больных алкоголизмом широко применялось в СССР, через сеть так называемых лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП), находящихся в ведении МВД. Организаторы не слишком утруждали себя изысками, а поэтому скопировали условия и стиль означенных профилакториев с уже имеющихся в их ведении лагерей и «зон». По той же причине главным в такого рода учреждениях был простой физический труд помещенных туда алкоголиков, а само лечение находилось на последнем месте. Единственное отличие от лагере, что нахождение там не считалось тюремным сроком. Больные алкоголизмом помещались в ЛТП по суду через заявления их жен и других близких родственников, а также участковых милиционеров, общественных и партийных организаций, комиссий по борьбе с пьянством в трудовых коллективах и врачей наркологов. Больные находились там от одного до трех лет, а потом возвращались в "родные пенаты". Если больной продолжал свое пьянство, то он мог быть направлен в ЛТП повторно и даже несколько раз. Эффект такого лечения был, разумеется, незначительным, но были другие плюсы.

Во-первых, семья отдыхала от пьяного дебошира несколько лет, а сам больной, что ни говори, восстанавливал свое здоровье.

Во-вторых, за работу в ЛТП ему платили деньги, которые он получал после освобождения. То, что он их зачастую тут же пропивал – это другой вопрос.

В-третьих, в ЛТП направлялись в первую очередь лица трудоспособные, но не работающие, следовательно, приносилась экономическая польза государству.

Сами же ЛТП находились на самоокупаемости за счет труда помещенных туда людей. Несмотря на то, что и тогда считалось, что насильственное лечение от алкоголизма неэффективно, лечение в ЛТП было рассчитано на то, что там посредством внушения и привлечения к труду удастся переубедить человека и настроить его на трезвый образ жизни. К сожалению, как раз на переубеждение и перевоспитание в ЛТП уделялось мало внимания, если не сказать большего.

В очень редких случаях пациенты шли на лечение в ЛТП добровольно. А с крахом СССР ЛТП перестали существовать в основном потому, что принудительное лечение алкоголиков, не совершивших ни какого преступления, шло вразрез с международной конвенцией о правах человека, которые новая Россия начала придерживаться.

Предложения и варианты оказания такого рода помощи есть, но они пока не внедрены законодательно в силу разных причин. Понятно, что такого рода принудительное лечение алкоголизма должно отличаться от малоэффективных ЛТП хотя бы в том, что находясь в закрытом лечебном учреждении, пациент получал помощь не только от врачей, но и от психологов и социальных работников, чтобы, находясь там, там он имел возможность не только трудиться, но и иметь перспективы трудоустройства после выписки, а также возможность самообразования внутри лечебного учреждения.