Оспаривание сделки с предпочтением

#1
Уважаемы коллеги! Поделитесь мыслями и опытом по такому вопросу: за 4 мес до подачи заявления о банкротстве организации-банкрота, мы заключили с ним акт зачета встречных однородных требований. Сейчас конкурсный подал заявление о признании сделки недействительной и применений последствий недействительности. Подал по ст.61.3 фз о банкротстве, как сделку с предпочтением. Как отбиться? посоветуйте
 

Справедливый

Пользователь
#2
По Закону о банкротстве 1992 г. действия должника, направленные на досрочное удовлетворение требований отдельных кредиторов по ранее возникшим обязательствам или на удовлетворение требований отдельных кредиторов из числа тех кредиторов, срок удовлетворения требований которых наступил в то время, когда предприятие уже было фактически несостоятельным (банкротом), могли быть признаны недействительными, если эти действия были совершены должником с намерением причинить ущерб другим кредиторам и кредиторы, в пользу которых были совершены указанные действия, знали об этом намерении должника (п. 2 ст. 28).
Конструкция правовой нормы позволяет сделать однозначный вывод о том, что недействительность действий должника поставлена в зависимость от наличия обстоятельств, связанных с намерением должника причинить ущерб другим кредиторам и знанием кредиторов, в пользу которых были совершены указанные действия, об этом намерении должника.
Правовые позиции КС РФ
Закон 2002 г., равно как и Закон 1998 г., прямо не связывает возможность признания сделки недействительной ни с намерениями должника, ни с наличием у кредитора знаний о его неплатежеспособности.
В этом отношении заслуживает внимания Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. N 504-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Адос" на нарушение конституционных прав и свобод п. 3 ст. 78 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 1998 г.).
В Определении КС РФ приводятся следующие обстоятельства дела.
По условиям договора купли-продажи нежилого помещения от 28 марта 2001 г. между ООО "Адос" и ЗАО "Домостроительный комбинат N 1", у которого к тому моменту перед ООО "Адос" имелась задолженность в размере 187620 руб., а по обязательным платежам в бюджет - 3462681 руб., расчет производился путем зачета встречных требований.
Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 5 февраля 2002 г. по иску ЗАО "Домостроительный комбинат N 1" в лице внешнего управляющего указанная сделка признана недействительной на основании п. 3 ст. 78 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с тем, что в результате ее совершения были удовлетворены требования ООО "Адос" как кредитора 5-й очереди в ущерб требованиям кредиторов 4-й очереди. При этом суд отказал в удовлетворении требований истца о применении последствий недействительности сделки и, применив п. 1 ст. 302 ГК РФ по аналогии, признал ООО "Адос" добросовестным приобретателем, поскольку оно не знало и не могло знать, что истец в момент совершения сделки являлся неплатежеспособным.
Апелляционная инстанция Арбитражного суда Нижегородской области Постановлением от 2 июля 2002 г. решение арбитражного суда первой инстанции изменила, применив п. 2 ст. 167 ГК РФ о двусторонней реституции и обязав ООО "Адос" передать ЗАО "Домостроительный комбинат N 1" нежилое помещение, полученное по сделке, а последнего - восстановить кредиторскую задолженность ООО "Адос". Постановлением ФАС Волго-Вятского округа от 26 августа 2002 г. состоявшиеся по делу решения оставлены без изменения.
В своей жалобе в КС РФ ООО "Адос" просит признать п. 3 ст. 78 Закона о банкротстве 1998 г. противоречащим ст. ст. 8 (ч. 1), 19 (ч. 1 и 2), 34 (ч. 1), 35 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ в той мере, в какой он может быть применен в отношении контрагента, совершившего сделку с должником в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления о признании должника банкротом, независимо от того, был или не был этот контрагент осведомлен о неплатежеспособности должника, а также в той мере, в какой он позволяет суду принимать к производству и признавать недействительными сделки и применять последствия их недействительности по искам внешних управляющих, согласившихся с условиями сделки в ходе ее исполнения от имени должника.
По мнению заявителя, оспариваемая норма необоснованно предоставляет преимущество одной из сторон в договоре, нанося при этом ущерб другой стороне, добросовестно исполняющей свои обязательства, чрезмерно ограничивает право каждого на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и не отвечает принципам соразмерности и справедливости, которые должны соблюдаться при ограничении свободы договоров и прав владения, пользования и распоряжения имуществом.
Статьей 78 Закона о банкротстве 1998 г. устанавливалось, что сделка должника может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством РФ, в частности ст. ст. 167 - 179 ГК РФ, а также закреплялись специальные основания признания сделок должника недействительными. Согласно п. 3 данной статьи сделка должника, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.
Исследование материалов дела позволило КС РФ выработать следующие правовые позиции.
- Законодательство о банкротстве, являясь специальным по отношению к гражданскому законодательству, не предполагает возможность признания сделки, заключенной между кредитором и должником, действительной в силу добросовестности кредитора, т.е. если на момент заключения сделки он не знал и не мог знать, что в результате исполнения должником обязательств по этой сделке другим кредиторам причиняются убытки.
- Вместе с тем, как далее указывает КС РФ, необходимо учитывать, что в соответствии с п. 3 ст. 65 ГК РФ Законом о банкротстве 1998 г. устанавливаются основания признания судом юридического лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации такого юридического лица. Поскольку данная специальная норма, по мнению КС РФ, отдает приоритет нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве) лишь в указанной части, вопрос о том, распространяется ли она на п. 3 ст. 78 Закона о банкротстве 1998 г., определяющий признание в рамках дела о банкротстве сделок недействительными, либо в таких случаях надо руководствоваться п. 2 ст. 3 ГК РФ, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать данному Кодексу (абзац второй п. 2 ст. 3), относится к компетенции арбитражных судов.
Таким образом, разрешение исследуемого коллизионного вопроса исходя из правовой позиции КС РФ должно являться прерогативой арбитражных судов.
Ограничительное толкование
При применении п. 3 ст. 78 Закона 1998 г. суды, определяя круг исследуемых по делу доказательств, нередко ориентировались на установление только двух условий: оспариваемая сделка должна быть заключена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и ее совершение влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.
 
#3
Чем у Вас дело закончилось? Или процесс еще в процессе? А то я сейчас в такой же ситуации, но я представляю интересы конкурсного управляющего, интересно какие доводы может привести вторая сторона :)