Бесплатная юридическая консультация онлайн без регистрации, консультация юриста по телефону и на юридическом форуме
ФорумЮристов.ру - бесплатная юридическая консультация
  • Круглосуточная консультация
    юриста по телефону:
    звонок бесплатный
  • метка Москва и МО
    +74993507647
  • метка Санкт-Петербург и ЛО
    +78124673844
  • метка Федеральный
    +78001008798
открыть/закрыть окно консультации
  Поиск по форуму:
Вернуться   Юридическая консультация > Юридический форум > Гражданское право > Сделки, обязательства, договоры
Важная информация
Сделки, обязательства, договоры Юридическая консультация: заключение и расторжение договоров, договор купли-продажи, договор аренды и субаренды, договор подряда, договор поставки, договор на оказание услуг и т.д.

Ответ
 
Опции темы
Старый 27.03.2013, 22:07   #1
bajanov.nikolai
Пользователь
 
Мужчина
 
Регистрация: 27.03.2013
Адрес: ступино
Сообщений: 1
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях

bajanov.nikolai
По умолчанию Мировое соглашение как крупная сделка

Кем признается мировое соглашение крупной сделкой? в каких случаях?
bajanov.nikolai вне форума   Ответить с цитированием
 
Консультант
Юрист

Аватар для консультанта
По умолчанию Ответ службы поддержки

Попробуйте посмотреть здесь:

Крупная сделка? от Ariunn (18.07.2012 в 10:27)
Мировое соглашение (гражданский процесс) от Карпов Вячеслав Александрович (11.01.2012 в 14:12)

Вы можете получить ответ быстрее, если позвоните на бесплатную "горячую линию":

+74993507647 (Москва и МО),
+78124673844 (Санкт-Петербург и область),
+78001008798 (Федеральный).
 
Старый 27.03.2013, 22:22   #2
RST
Эксперт
 
Аватар для RST
 
Регистрация: 02.11.2009
Адрес: Подольск (Московская область)
Сообщений: 698
Сказал(а) спасибо: 14
Поблагодарили 171 раз(а) в 163 сообщениях

RST
По умолчанию

bajanov.nikolai, почитайте статью:

Мировое соглашение как крупная сделка и сделка, в совершении которой имеется заинтересованность

1. Гражданско-правовая природа мирового соглашения

Вопрос о правовой природе мирового соглашения в отечественной правовой доктрине относится к числу дискуссионных.
Еще до революции 1917 г. некоторые авторы акцентировали внимание на процессуально-правовой природе мирового соглашения, отмечая, что указанное соглашение имеет силу судебного акта. Действовавшему тогда законодательству было известно судебное мировое соглашение как способ прекращения гражданского дела в суде (ст. 1359 Устава гражданского судопроизводства 1864 г.), общие положения о мировых соглашениях в гражданском законодательстве отсутствовали. Следствием этого явилось отнесение мирового соглашения к институтам процессуального права.
Другая позиция выражалась в обосновании гражданско-правовой природы мирового соглашения и отнесении таких соглашений к гражданско-правовым сделкам. Этот подход был во многом инспирирован положением ст. 2044 Гражданского кодекса Франции (Code Civil), которая до настоящего времени рассматривает мировое соглашение в качестве договора sui generis.
Из числа дореволюционных цивилистов последнюю позицию поддерживал, в частности, А.М. Гуляев, полагавший, что мировое соглашение является одним из оснований прекращения гражданско-правовых обязательств. Признание мирового соглашения двусторонней гражданско-правовой сделкой не вызывало сомнений у Д.И. Мейера, Г.Ф. Шершеневича, К.П. Победоносцева, В.И. Синайского и других дореволюционных ученых. На возможность и даже необходимость закрепления общих положений о мировых соглашениях в гражданском законодательстве указывали, в частности, еще К. Анненков, а при разработке проекта Гражданского уложения Российской империи — И.М. Тютрюмов; А.С. Парамонов называл отсутствие общих положений о мировых сделках в современном ему гражданском законодательстве случайностью.
Е.В. Васьковский, рассматривая природу мирового соглашения, хотя и отмечал, что мировое соглашение относится к суррогатам судебного решения (наряду с передачей дела на разрешение третейского суда), а мировая сделка имеет одинаковую силу с решением суда, но указывал, что «мировая сделка создает между тяжущимися новое договорное отношение, к которому применяются все правила относительно договоров».
Влияние этого подхода отразилось на проекте Гражданского уложения Российской империи, в соответствии с положениями ст. 2575 — 2581 которого мировое соглашение предлагалось рассматривать в качестве отдельного вида гражданско-правовых договоров, которое может быть заключено не только после предъявления соответствующего судебного иска, но и до этого.
В советский период проблемы мирового соглашения как отдельного вида гражданско-правового договора в литературе оказались обойдены вниманием, вектор развития цивилистической мысли получил иную направленность, а точка зрения, в соответствии с которой мировое соглашение рассматривалось как институт процессуального права, возобладала.
В настоящее время в гражданском законодательстве России и подавляющего большинства государств — бывших республик СССР отсутствуют общие положения о мировых соглашениях. Тем самым был по инерции воспринят подход, предложенный Модельным гражданским кодексом для государств — участников СНГ, принятым Межпарламентской ассамблеей государств — участников СНГ в качестве рекомендательного акта и послужившим основой для разработки большинства гражданских кодексов стран — бывших республик СССР. Исключением является Гражданский кодекс Молдовы, ст. 1331 — 1338 которого посвящены регулированию мировых соглашений.
Иной подход отражен в ведущих европейских гражданско-правовых кодификациях. Общие положения о мировых соглашениях как гражданско-правовых сделках содержатся, в частности, в Гражданском кодексе Франции (ст. 2044 — 2058 титула XV книги III «О различных способах, которыми приобретается имущество»), Германском гражданском уложении (§ 779 книги второй «Об обязательствах»), Гражданском кодексе Испании (ст. 1809 — 1819 титула XIII «О мировых и третейских соглашениях»), Гражданском кодексе Италии (ст. 1965 — 1976 книги 4 «Об обязательствах»), Гражданском кодексе Греции (ст. 1809 — 1816 главы XXXIII книги 2 «Обязательственное право»).
Положения о мировых соглашениях содержатся также в Гражданском кодексе Японии (ст. 695 — 696 раздела II «Договор» книги III «Иски»), воспринявшем континентальный подход к гражданско-правовым кодификациям.
Понятия мировых соглашений, закрепленные в указанных кодификациях, несущественным образом различаются между собой. В соответствии со ст. 2044 Гражданского кодекса Франции мировое соглашение (в смысле титула XV книги III Кодекса) представляет собой соглашение, направленное на разрешение возникших или будущих споров. Согласно § 779 Германского гражданского уложения мировое соглашение представляет собой договор, по которому посредством взаимных уступок улаживается спор либо устраняются сомнения сторон относительно правоотношения между ними. В соответствии со ст. 695 Гражданского кодекса Японии под мировым соглашением понимается соглашение, которым стороны прекращают имеющиеся между ними споры и разногласия.
Несколько иное в терминологическом плане, но не отличающееся по существу от вышеприведенных понятие мирового соглашения содержится в Гражданском кодексе Молдавии, согласно п. 1 ст. 1331 которого мировым соглашением признается договор, вследствие заключения которого стороны предупреждают судебный процесс, который может начаться, завершают начатый судебный процесс или регулируют проблемы, возникающие на стадии исполнения судебного решения.
В отечественной дореволюционной цивилистике для обозначения мирового соглашения использовался термин «мировая сделка», под которым понимался «договор, в силу которого контрагенты обязываются ко взаимным уступкам ввиду сомнительности принадлежащих им в отношении друг друга прав (проект кн. V (имеется в виду ссылка на проект Гражданского уложения Российской империи. — А.Б.), ст. 1141)».
Современное российское законодательство, для которого установление понятия мирового соглашения и общих положений о нем в Гражданском кодексе является традиционно нехарактерным, предусматривает два вида мировых соглашений:
— мировые соглашения, заключаемые в процессе судебного (юрисдикционного) разрешения споров (так называемые судебные мировые соглашения);
— мировые соглашения, заключаемые в рамках несостоятельности (банкротства).
Первый вид мировых соглашений регулируется Гражданским процессуальным и Арбитражным процессуальным кодексами, а также Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», Законом РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Второй вид — Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Кроме этого в силу принципа свободы договора, закрепленного в ст. 421 Гражданского кодекса РФ, допустимо заключение между должником и кредитором мирового соглашения третьего вида — совершаемого без утверждения юрисдикционным органом (так называемое внесудебное мировое соглашение). Гражданско-правовая природа такого мирового соглашения, очевидно, не вызывает сомнений, поскольку оно соответствует признакам сделки, содержащимся в ст. 153 Гражданского кодекса РФ. К таким мировым соглашениям подлежат применению общие положения Гражданского кодекса РФ о сделках, об обязательствах, о договорах, а также общие положения гражданского законодательства.
Если относительно правовой природы судебного мирового соглашения в цивилистической литературе высказывается достаточно определенная точка зрения, в соответствии с которой в этом соглашении усматриваются все признаки классического гражданско-правового договора, то по поводу сделочной природы мирового соглашения, заключаемого в рамках несостоятельности (банкротства), высказываются определенные сомнения.
Г.Ф. Шершеневич отмечал, что последние необходимо отличать от всех иных мировых соглашений (судебных и несудебных), поскольку мировое соглашение в рамках несостоятельности в силу особого порядка его заключения не является гражданско-правовым договором, кроме этого у такого мирового соглашения не имеется таких признаков, как сомнительность прав и взаимность уступок. А.В. Егоров подчеркивает, что хотя рассматриваемое соглашение и обладает признаками гражданско-правовой сделки, но существенно отличается от судебного мирового соглашения. Прежде всего обращается внимание на порядок его совершения: на стороне сообщества кредиторов не происходит единства волеизъявления, т.е. кредиторы принимают решение о заключении мирового соглашения, в котором большинство подчиняет своим решением меньшинство (воля большинства становится общей волей стороны в сделке).
Эта особенность, с учетом того, что сторонами этого вида мирового соглашения выступают должник, конкурсные кредиторы и уполномоченные органы (п. 1 ст. 150 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»), тем не менее не исключает возможности отнесения мирового соглашения в рамках несостоятельности к двусторонним гражданско-правовым сделкам.
Существенные противоречия в представлениях о правовой природе мировых соглашений, подлежащих утверждению судом, вызваны разными подходами к квалификации самой природы такого утверждения как юридического факта.
В настоящее время позиция о необходимости отнесения мировых соглашений к гражданско-правовым сделкам подробно аргументируется в работах М.А. Рожковой, из числа диссертационных исследований последнего времени — в работах Д.Л. Давыденко и В.А. Базарова. Доводы, предложенные ими в обоснование этой позиции, перекликаются с аргументами дореволюционных авторов: отмечается, что мировому соглашению присущи все признаки гражданско-правовой сделки.
Противоположную точку зрения разделяют в основном теоретики в области гражданского и арбитражного процессуального права. Так, Д.В. Князев, рассматривая правовую природу мирового соглашения в арбитражном процессе, отмечает, что мировое соглашение представляет собой вид процессуального соглашения (т.е. соглашения, направленного на процессуальные права и обязанности одного или нескольких субъектов этого соглашения), которое «МОЖЕТ ИМЕТЬ (выделено мной. — А.Б.) материальное основание в виде договора о материальных правах и (или) обязанностях и приобретает юридическую силу только после утверждения его юрисдикционным органом».
Тем самым указанный исследователь разделяет гражданско-правовую сделку, лежащую в основании мирового соглашения, и соглашение процессуальное. Процессуальное мировое соглашение при этом становится предметом самостоятельного анализа в отрыве от анализа природы его так называемого основания. Этот подход, на наш взгляд, не может иметь сколь-нибудь значимых, помимо учебных, целей и представляется искусственным. Основание — гражданско-правовая сделка и так называемое процессуальное соглашение, которым стороны предполагают изменить или прекратить процессуальные права и обязанности, находятся в неразрывной связи и, более того, совершение гражданско-правовой сделки и утверждение ее юрисдикционным органом представляют собой два юридических факта, входящих в сложный юридический состав. Всякое представление о «поглощении» гражданско-правовой сделки процессуальным соглашением при этом представляется более чем надуманным.
К сожалению, позиция о процессуальной природе мирового соглашения подкрепляется отсутствием в российском гражданском законодательстве общих положений о мировых соглашениях как гражданско-правовых сделках, а равно положений о возможности распространения на указанные соглашения норм об оспаривании сделок.
Вместе с тем особенности порядка совершения судебного мирового соглашения, как представляется, не влияют на возможность отнесения мировых соглашений к гражданско-правовым сделкам, поскольку они отвечают признакам сделок, закрепленным в ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Несмотря на кажущуюся очевидность вывода о возможности отнесения мирового соглашения к гражданско-правовым сделкам, в правоприменительной практике встречается противоположная позиция. Например, Арбитражный суд Московской области по одному из дел об оспаривании мирового соглашения указал, что мировое соглашение не является гражданско-правовой сделкой, а имеет процессуальную природу, поскольку правовые последствия влечет за собой не само мировое соглашение, а определение суда об утверждении мирового соглашения.
Вместе с тем приведенная аргументация не может быть признана убедительной, поскольку гражданскому законодательству известны двух- и многосторонние сделки, порождающие правовой эффект не в силу одного только достижения сторонами согласованности волеизъявлений, но и в силу облечения волеизъявлений в определенную форму либо акта государственной регистрации. При этом необходимость совершения, к примеру, акта регистрации сделки тем не менее, очевидно, не влечет изменение правовой природы такой сделки.
В другом деле Федеральный арбитражный суд Московского округа указал на то, что дело о применении последствий недействительности мирового соглашения не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в порядке искового производства, а может быть предметом рассмотрения только в рамках дела, по которому такое мировое соглашение утверждено. Указанный вывод, в целом иллюстрирующий сложившуюся правоприменительную практику, будет несколько подробнее проанализирован далее, здесь же необходимо указать на отсутствие в законодательстве прямого запрета на оспаривание мирового соглашения в отдельном исковом производстве по общим основаниям недействительности сделки.
Единство правовой природы рассмотренных видов мировых соглашений позволило, к примеру, М.А. Рожковой предложить возродить в цивилистическом обороте использование понятия «мировая сделка» как родового по отношению к видовым — «внесудебная мировая сделка» и «мировое соглашение», что представляется целесообразным.

2. Особенности мирового соглашения как гражданско-правовой сделки

Г.Ф. Шершеневич выделял следующие основные признаки мирового соглашения (в использовавшейся им терминологии — мировой сделки), отмечая вместе с тем, что эти признаки не характерны для мировых соглашений, заключаемых в рамках несостоятельности:
— мировая сделка является двусторонним возмездным договором;
— для заключения мировой сделки необходима сомнительность прав как основание, побудительная причина заключения мировой сделки, причем такая сомнительность, которая не устранена судебным актом, являющимся окончательным и не подлежащим пересмотру;
— мировой сделкой предусматривается взаимность уступок, в случае, если взаимности уступок не имеется, такое соглашение является дарением.
Мировое соглашение как гражданско-правовая сделка может быть направлено как на установление, так и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.
Сама природа мирового соглашения, заключаемого при юрисдикционном разрешении спора, предполагает, что для совершения такой сделки необходимо и достаточно выражения согласованного волеизъявления как минимум двух сторон — должника и кредитора по обязательству, следовательно, мировое соглашение отвечает признакам двусторонней сделки (договора), предусмотренным п. 3 ст. 154 Гражданского кодекса Российской Федерации. Не исключена возможность, когда мировое соглашение может представлять собой многостороннюю сделку.
Интересным, но заслуживающим отдельного рассмотрения представляется вопрос об условиях мирового соглашения как сделки, в том числе о круге условий, являющихся существенными. Во всяком случае в числе таких условий необходимо назвать условие о предмете договора — взаимных уступках, на которые идут стороны обязательства в целях урегулирования спора.
Таким образом, соглашение, в котором каждая из сторон обязательства по договору лишь подтверждает фактически имеющиеся между ними обязательства, не будет обладать признаками мирового соглашения.
Для судебных мировых соглашений характерно то, что самого факта согласования волеизъявлений сторон мирового соглашения для порождения правовых последствий недостаточно.
Существенной особенностью юрисдикционных мировых соглашений является порядок их оспаривания — принцип невозможности оспаривания мирового соглашения отдельно от судебного акта о его утверждении.
Позиция судов (в данном случае арбитражных) при этом сводится в основном к следующему.
В соответствии с ч. 1 ст. 16 Арбитражного процессуального кодекса РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Соответственно определение об утверждении мирового соглашения также обязательно и подлежит исполнению. «Признание мирового соглашения недействительным (без оспаривания судебного акта, которым оно утверждено. — А.Б.) затронуло бы действие данной нормы и по существу явилось бы дезавуированием определения об утверждении мирового соглашения в обход закона».
Вместе с тем такая позиция не может быть признана безупречной. Искусственное обособление процессуального мирового значения, а вернее — заострение внимания исключительно на процессуальных последствиях утверждения мирового соглашения не является логичным. Более того, распространенная в настоящее время позиция о запрете оспаривания мирового соглашения по общим правилам об оспаривании гражданско-правовых сделок (т.е. отдельно от судебного акта об утверждении такого соглашения) сформирована правоприменительной практикой без учета особенностей мирового соглашения как сделки. Противоположный подход был бы более логичен, тем более что он, как представляется, не требует внесения изменений в законодательство.
В странах, в нормативных правовых актах которых последовательно проведено положение о том, что мировое соглашение является прежде всего гражданско-правовой сделкой, которая в случае ее утверждения судом порождает процессуальные последствия, с логической последовательностью содержится и положение о возможности оспаривания мирового соглашения в соответствии с нормами об оспаривании сделок.
Такое положение мы, в частности, находим в национальном законодательстве, являющемся очень близким российскому, основанном на некогда едином советском законодательстве и правовой доктрине (в отличие от законодательств стран Западной Европы), — законодательстве Молдовы. Так, в соответствии с п. 1 ст. 1334 Гражданского кодекса Молдовы мировое соглашение может быть признано недействительным по общим основаниям признания сделок недействительными. Указанное положение применимо в Молдове ко всем видам мировых соглашений.
Признание мирового соглашения недействительной сделкой с необходимостью требует пересмотра акта об утверждении такого соглашения. В этом смысле нарушения принципа обязательности судебных актов, которым, как уже отмечалось, оперируют суды, отмечая невозможность оспаривания мирового соглашения отдельно от определения о его утверждении, не происходит.
Необходимо обратить внимание также на следующий аспект рассматриваемой проблемы.
В соответствии с п. 3 ст. 188 Арбитражного процессуального кодекса РФ жалоба на определение арбитражного суда (которым в том числе может утверждаться мировое соглашение) подается в срок, не превышающий месяца со дня вынесения определения, если иной срок не установлен Арбитражным процессуальным кодексом. Гражданским процессуальным кодексом РФ предусматриваются еще более короткие сроки для обжалования такого судебного акта.
Распространение на юрисдикционные мировые соглашения общих положений о недействительности сделок (в том числе относительно сроков для обжалования) будет означать предоставление лицам, чьи права и законные интересы могут быть нарушены заключением таких мировых соглашений, возможности защиты прав и законных интересов наиболее полным образом.
В настоящее время в случае, если обстоятельства недействительности сделки — мирового соглашения станут известны после истечения срока для обжалования судебного акта, которым оно было утверждено, имеется возможность обжалования соответствующего судебного акта в порядке пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Но обжаловать судебный акт вправе только сторона по делу, а обращаться в суд с иском о признании недействительной сделки вправе любые заинтересованные лица.
Соответственно в случае заключения мирового соглашения в судебном процессе и утверждения соответствующего мирового соглашения судом возникает вопрос об обоснованности отстранения заинтересованных лиц (помимо сторон по делу) от возможности оспаривания такого судебного акта.
Представляется, что признание юрисдикционного мирового соглашения недействительной сделкой не вызовет проблем с процессуальной стороны — оно с необходимостью потребует разрешения вопроса об отмене определения суда, которым указанное мировое соглашение утверждено (возможно, даже в рамках рассмотрения иска о признании мирового соглашения недействительным было бы целесообразным определение правовой судьбы соответствующего судебного акта).
На вышеуказанные замечания может быть приведен контраргумент: законодательством предусматриваются гарантии прав и законных интересов лиц, чьи права и законные интересы могут быть нарушены утверждением мирового соглашения. Так, п. 6 ст. 141 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусматривается, что арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Аналогичные положения установлены также в иных случаях утверждения юрисдикционных мировых соглашений.
Вместе с тем выявление лиц, чьи права и законные интересы потенциально могут быть нарушены заключением мирового соглашения, сопряжено с рядом трудностей, прежде всего потому, что число таких лиц, чьи права и законные интересы могут быть нарушены, может быть неочевидным при утверждении мирового соглашения.
Более логичным представляется освобождение суда от обязанности выявления круга лиц, чьи права и законные интересы потенциально могут быть нарушены заключением мирового соглашения, и предоставление таким лицам права самостоятельно оспаривать заключенное мировое соглашение в случае, если они посчитают, что заключение мирового соглашения действительно нарушает их права и законные интересы.
Обеспечить интересы лица, чьи права могут быть нарушены заключением юрисдикционного мирового соглашения, могло бы установление в законодательстве требования об обязательном письменном уведомлении таких заинтересованных лиц о заключении мирового соглашения и о его существенных условиях. При этом круг лиц должен быть достаточно широким и включать кредиторов лиц, заключающих мировое соглашение, участников, акционеров и пр.

3. Необходимость соблюдения порядка совершения крупной сделки и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, при заключении мирового соглашения

Вывод об отнесении мирового соглашения к гражданско-правовым сделкам предполагает постановку задачи о необходимости соблюдения при заключении мирового соглашения требований к порядку совершения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.
Ввиду того что положений о порядке совершения указанных видов сделок, которые были бы едиными для всех юридических лиц, в российском законодательстве не содержится, а имеющиеся критерии отнесения сделок к крупным и к сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность, в целом совпадают, в целях иллюстрации правового регулирования этого порядка будут использованы положения Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Так, ст. 46 указанного Федерального закона устанавливает, что крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25 процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки, при этом не признаются крупными сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.
С учетом того что мировое соглашение, исходя из его смысла, по существу может представлять собой, к примеру, новацию, отступное, прощение долга, нельзя исключать возможности, что такая сделка может обладать признаками крупной сделки (а равно сделки, в совершении которой имеется заинтересованность).
Позиция о необходимости соблюдения процедуры одобрения мирового соглашения — крупной сделки высказана, например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 сентября 2003 г. N 4161/03. По обстоятельствам дела мировое соглашение содержало условие о том, что ответчик обязуется удовлетворить требования истца путем перечисления денежных средств и передачи в собственность нежилого строения. При рассмотрении дела выяснилось, что стоимость здания превышает 25 процентов стоимости имущества общества, следовательно, решение об отчуждении этого имущества должно быть принято в порядке одобрения крупной сделки. Высший Арбитражный Суд РФ в указанном Постановлении, отменяя ранее принятый по делу судебный акт, указал на необходимость проверки того, соответствует ли заключенная сторонами сделка по отчуждению недвижимого имущества порядку совершения крупных сделок, установленному в ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».
Указанная позиция также по существу поддерживается, в частности, в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 сентября 2001 г. N А05-1334/01-64/21, Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 апреля 2005 г. N КГ-А40/2683-05, Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 декабря 2006 г. N Ф08-5412/2006.
Вместе с тем необходимо учитывать и условия конкретного мирового соглашения.
Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 11 октября 2006 г. N Ф08-5072/2006, указывая на несостоятельность доводов одной из сторон о необходимости соблюдения для мирового соглашения процедуры совершения крупных сделок, аргументировал свою позицию тем, что мировое соглашение не создает новые обязательства между сторонами, связанные с отчуждением имущества, а направлено на исполнение уже существующих обязательств. В соответствии с обстоятельствами рассматриваемого дела между истцом и ответчиком был заключен договор займа, заемщик обязательства по возврату суммы займа не исполнил, по условиям мирового соглашения заемщик обязался возвратить сумму займа, проценты по займу, а также проценты за пользование чужими денежными средствами. То есть мировым соглашением условия основного обязательства изменены не были.
В случае если стороны в судебном процессе заключают мировое соглашение, которое не направлено на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а по существу лишь содержит положения, подтверждающие существующие между ними права и обязанности, такое соглашение, как представляется, невозможно рассматривать в качестве мирового соглашения — гражданско-правовой сделки. Следовательно, в этом случае соблюдение порядка одобрения крупной сделки и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, не требуется.
Для оспаривания крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, законодательством устанавливаются особые условия. Так, п. 5 ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусматривается, что крупная сделка, совершенная с нарушением установленных к ней требований, может быть признана недействительной по иску общества или его участника. Предоставление возможности участнику общества самостоятельно оспаривать мировое соглашение, утвержденное судом, о чем указывалось ранее, позволило бы в большей степени обеспечить защиту его прав и законных интересов.
Дискуссионность вопроса о правовой природе мирового соглашения, а главное — позиция об особой природе судебного (юрисдикционного) мирового соглашения, не позволяющая рассматривать это соглашение в качестве гражданско-правового договора, во многом обусловлена тем, что вопросы заключения таких мировых соглашений закрепляются в процессуальном законодательстве, а общие положения о мировом соглашении в Гражданском кодексе отсутствуют. В этом плане современная ситуация во многом схожа со сложившейся до разработки проекта Гражданского уложения Российской империи.
Между тем гражданско-правовая природа мировых соглашений не вызывает сомнений. Предложение о необходимости закрепления в гражданском законодательстве положений о возможности применения к оспариванию мировых соглашений положений о порядке совершения и оспаривания гражданско-правовых сделок заслуживает поддержки как позволяющее учесть как сущностные особенности такого соглашения, так и необходимость обеспечения наиболее полной защиты лиц, чьи права и законные интересы могут быть нарушены заключением и исполнением мирового соглашения. Данный вопрос актуален в том числе с учетом необходимости дальнейшего совершенствования российского обязательственного права. Но и до внесения соответствующих изменений в законодательство (которое не содержит запрета оспаривания мирового соглашения отдельно от судебного акта о его утверждении) сложившаяся правоприменительная практика может быть скорректирована.
De lege lata вывод о необходимости соблюдения при совершении мирового соглашения порядка совершения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (в случае, когда мировое соглашение отвечает признакам указанных сделок), предопределяет необходимость проверки наличия в заключаемом сторонами юрисдикционном мировом соглашении признаков крупной сделки либо сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, осуществляемой судом, а также соблюдения процедуры совершения таких сделок.

Беседин А.Н.,
магистр частного права, кандидат юридических наук,
старший преподаватель кафедры гражданского и семейного права МГЮА
RST вне форума   Ответить с цитированием
 
Консультант
Юрист

Аватар для юриста
По умолчанию Ответ службы поддержки

Внимание! В связи с последними изменениями в законодательстве, юридическая информация в данной теме могла устареть! Наш юрист может бесплатно Вас проконсультировать - напишите вопрос в форме ниже:

 
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Лучшие за день
Сайкин Кирилл Андреевич
Москва
Юрисконсульт
Харченко Вадим Петрович
Москва
Адвокат
Женщина Маркова Анастасия Николаевна
Москва
Юрист

ТОП юристов
Степанова Татьяна Станиславовна
Санкт-Петербург
Юрист, кадровый консалтинг
ООО "Молния"
Усть-Лабинск (Краснодарский край)
Юридическая компания
Родионова Дарья Евгеньевна
Комсомольск-на-Амуре (Хабаровский край)
Юрист
ТОП-10 юристов
Все юристы и адвокаты

Вы юрист?
Хотите участвовать в рейтинге юристов?
Присоединяйтесь к сообществу юристов, участвуйте в рейтинге, получите собственный мини-сайт и регистрацию в каталоге юристов уже сегодня!



Текущее время: 11:08. Часовой пояс GMT +4.

Copyright © 2007-2017. Все права на расположенные на сайте материалы охраняются в соответствии с законодательством РФ. Использование материалов сайта возможно только при наличии гиперссылки на ФорумЮристов.ру.
Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot